eng | укр

Особистий кабiнет
Реєстрація Нагадування пароля
Новим відвідувачам   
Журналістам   
Державним службовцям   
Донорам i партнерам   
Практика в центрі   
Безпека Економіка Енергетика Міжнародні відносини Політика Суспільство
Про центр
Коментарі експертів
Статті, інтерв’ю
Новини центру
Проекти
Співробітники
Журнал «Національна безпека і оборона»
Соціологічні опитування
Адреса і телефони




Новини сайту






Статті

ЕНЕРГЕТИЧНА СТРАТЕГІЯ УКРАЇНИ: НАФТОГАЗОВИЙ КОМПЛЕКС [RUS]
 
 20 жовтня 2003 року
 

Спасибо за возможность выступить. Мое сообще ние называется примерно так: «Энергетическая безопасность в нефтегазовом комплексе. Концепту­ альные и практические аспекты».

Среди проблем, которые приходится решать Украине сегодня, основное место по-прежнему принадлежит вопросам национальной безопасности. Базовые понятия, относящиеся к этой сфере, дает Концепция национальной безопасности Украины,

одобренная Верховной Радой и рассматривающая основные национальные интересы государства и угрозы им в различных сферах.

К большому сожалению, этот документ не включает в качестве одной из угроз национальной безопасности угрозу в сфере энергетической безопас­ ности, как и собственно ее саму. Например, в России, которая имеет огромные запасы энергоресурсов, вопросы энергетической безопасности рассматриваются в трех документах, определяющих принципы государствен­ ной политики в сфере национальной безопасности.

В Украине, которая принадлежит к странам нетто-импортерам энергоре­ сурсов, поскольку за счет собственных энергоисточников топливно- энергетических ресурсов она покрывает свои потребности лишь на 47-49%, об энергетической безопасности такого уровня в документах не сказано ничего.

Негативное влияние отсутствия законодательства в сфере энергетической безопасности Украина ощущает уже более пяти лет, и, в первую очередь, зимой. Запасы топлива не создаются в необходимых объемах, а отсюда про­исходят и сверхнормативные переборы газа, «веерное» отключение потре­бителей от энергоснабжения.

Жесткие дискуссии в сфере транзита нефти и газа велись и ведутся сегодня, что тормозит нормальную работу и развитие этой важнейшей сферы ТЭКа.

Кроме того, для Украины проблемы энергетической безопасности имеют специфические проявления, обусловленные начальным характером создания государства, результатами перераспределения власти и собственности, зна­чительным уровнем авторитарности власти и отсутствием сформированного гражданского общества, а также сращиванием власти с олигархично- криминальным бизнесом, в первую очередь, это относится и к ТЭКу, не­ подготовленностью и излишней внешней экономической открытостью экономики Украины.

Например, при проведении приватизации в Украине по-прежнему сущес­твует опасность скупки за бесценок активов отдельных сегментов ТЭКа иностранными державами, в первую очередь российским капиталом и оли­ гархическими структурами.

Энергетическая безопасность является одной из самых важных состав­ ляющих национальной безопасности любого государства, что определяется состоянием и уровнем развития топливно-энергетического комплекса.

Последний должен обеспечивать государство топливно-энергетическими ресурсами в таких количествах и такого качества, которые необходимы как в сегодняшних экономических условиях, так и в условиях чрезвычайного со­ стояния и особого периода.

Собственно для Украины энергобезопасность является самой важной составной частью национальной безопасности не только в связи с крити­ческой зависимостью от поставок энергоносителей из России и через ее территорию.

С учетом расточительного потребления энергоносителей в Украине и высокого уровня угрозы возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в трубопроводных сетях и линиях электропередач (в том числе и в России, от которой мы зависим), вследствие высокого уровня изношенности оборудования вероятность возникновения длительных прерываний в топливо- и энергоснабжении возрастает.

В принципе, энергетическая безопасность является элементом общес­твенного блага таким же, как среднее образование, медицинское обслужи­вание, и при этом имеет достаточно высокую стоимость. Уровень энергети­ ческой безопасности определяется ресурсами, которые может выделить держава без ущерба для жизненного уровня своего населения, качест­ венными и количественными показателями обеспечения энергоресурсами, энергоэффективностью и так далее.

Имея сегодня в 5-6 раз более низкую энергоеффективность, чем в Евро­союзе, примерно 60% зависимость от поставок энергоносителей из одной страны или через ее территорию, понятно, что мы не можем обеспечить стандартной безопасности, близкой ЕСовским. Отсюда — практическое интеграционное продвижение в восточном направлении при декларировании намерения вступить в Европейский Союз.

Сегодня большинству политиков в Украине ясно, что дорога в будущее открыта лишь в союзе с Западом, имеется ввиду прежде всего Европейский Союз. Говорить об интеграции в США достаточно сложно. Однако, даже сторонники интеграции в Евросоюз понимают, что это задача не ближайших 10-ти или даже 15-ти лет. В связи с этим на этот промежуточный период времени коррекция евровектора выглядит, как интеграция с ЕС, а не инте­грация в ЕС. Это значит, что решение любых вопросов повседневной жизни государства, в том числе и энергетики, должна осуществляться через призму реализации долгосрочной цели вступления в ЕС.

Таким образом, на протяжение длительного периода времени Украина хоть и останется частью Европы, но не будет не только страной-членом ЕС, но и даже не подпишет договор об ассоциации.

Это вызвано целым рядом всем известных объективных и субъективных причин. Среди первых назову экономические проблемы. Последние — это построение демократического общества.

Возникает вопрос: «Как сотрудничать с Россией?» Ведь приоритетность этого объекта ради сотрудничества также зафиксирована во многих доку­ментах, и сама жизнь, в первую очередь, обеспечение государства энер­ гоносителями диктует такой шаг. Долгосрочный курс на интеграцию с Евросоюзом не противоречит экономической интеграции с Россией. Необходимо привлекать российские инвестиции, реализовывать совместные проекты, в том числе и в сфере энергетики, и, возможно, даже сотрудничать в военно-технической сфере, но не выходить на полномасштабную политико- экономическую интеграцию.

Украина должна извлечь из зависимости энергетических секторов ЕС и России максимальную выгоду. Хотя и функциональная роль ЕС, РФ и Украины в ТЭКе различны, но это обуславливает общность наших интересов.

Теперь — о некоторых практических вопросах энергетической безопас­ности. Важнейшими задачами Украины для обеспечения выживания как суве­ ренного государства и полноценного участия в международных отношениях являются следующие аспекты. Во-первых, выбор эффективной экономичес­ кой модели развития ТЭКа, не в последнюю очередь нефтегазового ком­плекса. Так, например, из-за отсутствия экономической модели между­ народного сотрудничества в сфере транзита природного газа мы вместе с Россией занялись изобретением нового вида сотрудничества — передачи газотранспортной системы .

Этим процессом недовольны как в России, так и в Германии, не говоря уже об Украине. Попытки убедить специалистов как в Украине, так и в России, что реальным юридическим оформлением такого сотрудничества является концессия, не находили понимания почти на протяжение года. В последнее время, я имею в виду заявление Христенко на прошлой неделе, на высшем уровне уже официально говорится о концессии.

С другой стороны, в России конституционное законодательство факти­ чески отсутствует, закон не принят, а в Украине закон прямо запрещает передавать газотранспортную систему в концессию. При этом игнорируется положительный опыт стран-кандидатов на вступление в Европейский Союз, который, как правило, приватизирует национальные газотранспортные системы на открытых тендерах, оставляя контрольный пакет акций за госу­ дарством. В задаче спрашивается: зачем изобретать велосипед, который очень похож на старые грабли?

Во-вторых, сегодня необходима разработка стратегии системы нацио­нальной безопасности, которая должна быть адекватна геополитической ситуации, уже сложившейся в условиях относительно низкой обеспеченности Украины собственными первичными енергоресурсами, хотя энергодефицит­ ными являются большинство стран Европы и Евросоюза, и физической зави­ симости от их снабжения из России через ее территорию. Мероприятия по диверсикации источников поступления энергоносителей, прежде всего при­ родного газа и нефти, должны рассматриваться как ключевой элемент обес­ печения национальной безопасности государства и создания условий для постоянного развития ТЕКа. Об этом говорил академик Карп сегодня, не буду «растягивать» эту тематику.

Формирование и реализация независимого внешнеполитического курса Украины, который должен базироваться на национальных интересах и приори­ тетах противодействий и предупреждении угроз национальной безопасности, диктует невозможность критической зависимости от других государств в любой сфере. Сегодня такая зависимость существует от Российской Федерации в сфере поставок энергоносителей, прежде всего природного газа и нефти.

Вопросы энергетической безопасности являются вопросами наивысшего приоритета, в особенности на опасном начальном этапе независимости Украины и вхождения национальной экономики в геоэкономическое про­странство. Энергобезопасность является самым важным фактором нацио­нальной энергетической политики и играет определяющую роль при приня­ тии как внутренних, так и внешнеполитических экономических решений.

Давайте посмотрим, что происходит сегодня с единственным частично реализованным диверсифицированным проектом евроазиатского нефте- транспортного коридора. В качестве базового направления выбран польский коридор «Плоцк-Гданьск».

Каково состояние дел сегодня?

Во-первых, осутствуют договора как на поставку, так и на покупку каспий­ ской нефти, которые содержали бы конкретный объём нефти и даты их поставки, в том числе, и при варианте железнодорожного транспорта нефти из Брод. О предварительных рамочных договорах я не говорю, это относится как к казахской компании «Казмунайгаз», так и к американской компании ChevronTexaco и к другим, поскольку они пока не несут никакой практически нагрузки в условиях простаивания нефтепровода.

Во-вторых, строительство польского участка не ведется, отсутствует проект, нет договоренности о финансировании проекта, и отсутствует предприятие, которое будет вести его строительство.

В-третьих, отсутствуют договор на поставку технической нефти и схема ее оплаты. Если «Одесса-Броды» — общенациональный проект, и поскольку стоимость этих объемов нефти слишком высока для «Укртранснафты», то этим вопросом должны заниматься не одна «Укртранснафта» и НАК «Нефтегаз», а Кабинет Министров, украинские банки.

В-четвертых, сегодняшняя помощь и поддержка Европейской Комиссии крайне полезна для Украины и Польши. Однако не очень понятно, почему Евросоюз может расширить мандат своих финансовых структур на Россию с целью строительства трансбалтийского газопровода, а для Польши (она вступает в ЕС в следующем году) никакой серьезной финансовой поддержки не выделяется. О софинансировании проекта российских газопроводов заявил на прошлой неделе комиссар ЕС Франсуа Лемьер после конференции по сравнительному анализу энергетических стратегий России и Евросоюза.

Рассмотрим реверсное направление транспортировки российской нефти из Брод в Одессу. Во-первых, теоретически до получения каспийской нефти Украина могла бы заработать на транспортировке российской нефти. Однако, например, негативный опыт подписания договоров по проекту «Дружба-Адрия», в котором все рычаги управления переданы России, говорит о том, что процесс временной транспортировки российской нефти по трубопроводу «Одесса-Броды» может превратиться в постоянный. Я уже не говорю о том, что эти два проекта исключают друг друга, то есть «Дружба- Адрия» и «Броды-Одесса».

Во-вторых, существует предложение российско-британской компании «ТНК» о продаже технологической нефти и общей реализации проекта. Кто такая компания «ТНК-ВР»? Я спрашиваю не в том смысле, как спрашивал наш земляк Паниковский у Шуры Балаганова. Это, в общем-то, компания, которая занимается добычей, но не транспортировкой нефти. Это вопросы «Транснефти». И она очень жестко квотирует транспортировку нефти по российским нефтепроводам между российскими нефтедобывающими компаниями. Таким образом, в нефтепроводе «Одесса-Броды» может быть нефть многих компаний, а не только «ТНК-ВР», и переговоры следовало бы вести именно с «Транснефть» и т.д.

В этом году исполнилось пять лет украино-турецкому договору о транспор­тировке арабской нефти, так называемый проект «Джейхан-Самсун». Кто пом­ нит сегодня об этом проекте? Вопрос риторический.

Можно прогнозировать, что при сегодняшнем положении дел мы отметим в мае следующего года двухлетний юбилей пустого нефтепровода «Одесса- Броды». Но я думаю, что мы все не хотим праздновать даже трехлетие пустой трубы. Сегодня время потенциальных поставщиков и покупателей каспийской нефти, а также рамочных договоров прошло. Украина несет убытки от простоя нефтепровода. Нефть нужна была уже в прошлом году.

В качестве главного вывода по двум вариантам транспортировки нефти можно говорить о неадекватном подходе всех участников процесса, в том числе международных, их неготовности к пуску нефтетранспортной системы, и, в пер­ вую очередь, конечно, с украинской стороны.

 
Написати редакторові

Про помічену помилку можна повідомити виділенням і натисненням Ctrl-Enter.









Володимир Саприкін

Дотичні матеріали

 
 



Центр Разумкова: вул. Мазепи, 34 (Лаврська, 16), 2 поверх, 01015, Київ, Україна. Телефон: (044) 201-11-98
Сайт розроблено в рамках програми малих проектів
посольства Королівства Нідерландів (Матра КАП)

Создание сайта
Создание сайта
cms, управление сайтом
конкурс векторной графики
Розроблено в Sparkle Design Studio
Дороблено в Центрi Разумкова